Монстр бездорожья: вся правда про украинский супервездеход Sherp

0
342

Все лучшее в мире создается руками энтузиастов. Людей, горящих, увлеченных, мечтателей и перфекционистов. Именно так родился самый проходимый вездеход в мире – Sherp.

Он не подходит ни под одну из известных нам классификаций. Тестовым полигоном для него становится весь мир. На Sherp можно добраться туда, где не ступала нога человека. Его длина всего 3.4 метра, а высота и ширина одинаковы – 2,52 м. Весит 1,3 тонны и имеет несущий стальной или алюминиевый кузов, пневмоциркуляционную подвеску, колеса диаметром 1,6 метра, клиренс в 60 см и дополнительные топливные баки, встроенные в колесные диски – все это вездеход Sherp.

В 2016 году TopGear назвал Sherp «танком для двоих». Пол мира прилипло к мониторам с восхищением наблюдая возможности вездехода. И да, на самом деле он еще круче. Sherp может преодолевать препятствия высотой 70 см, плавать и проезжать по любой поверхности! Совершенно любой! A разработали его и производят в Украине, в Киеве на Столичном шоссе 100.

Наше знакомство c Sherp началось со спора о том, откуда появился снегоболотоход, который приобрела украинская государственная организация ПАТ «Укртранснефть». За ответом на этот вопрос мы отправились на завод Sherp в Киеве. Нам повезло: владелец завода Владимир Школьник сам поведал уникальную историю появления самого вездеходного транспортного средства в мире.

Молодой, романтически настроенный парень, находящийся на службе МинГазПрома в Западной Сибири, трудился на благо советского общества, устраняя аварии на трассах газопровода в дикой местности. Порой приходилось идти по болотам более 20 км с рюкзаком весом 20-40 кг. Непроходимые тропки, холод, усталость и голод – воспитывали характер, но никак не обеспечивали безопасность, не говоря уже о комфорте.



Именно тогда начала у парня зарождаться мысль о создании универсального транспортного средства. Он наблюдал, как некоторые умельцы старались облегчить себе жизнь, создавая самодельные вездеходы, скрепляя четыре камеры от «Кразов» и устанавливая двигатель от бензопилы. Проходимость была невероятная, но конструкция быстро ломалась. Но на просторах советского пространства лучшего еще не придумали.

Прошло много лет, парень повзрослел, поумнел, но тяга к покорению бескрайних и опасных просторов Сибири осталась. Заработав первые миллионы на успешно выстроенном бизнесе, Владимир все же вернулся в те края, где когда-то так тяжело трудился и так увлеченно мечтал.

«Я много ездил по миру, но Север меня привлекал всегда. И в какое-то время я стал туда наведываться и бродяжничать. Для души. И для того, чтобы там ездить я покупал всю возможную технику, от рыночной до самодельной, испытывая ее болотами. Вся эта техника застревала и ломалась. И вот однажды я приехал на очередной осмотр самохода в Питер, к Алексею Гарагашьяну», — рассказывает Владимир.

Странный тип с растрепанными волосами посадил бизнесмена в свой мусорный бачок с четырьмя колесами под названием «Диф» и повез на болота.

«Сказать, что я был удивлен, значит, ничего не сказать. Это было все равно, что с гужевой повозки пересесть на живую лошадь», — до сих пор восторженно восклицает предприниматель.

Простой мастер на все руки не имел образования, не умел составлять чертежи, а запчасти для машин находил на свалках. Он создавал вездеходы по одному, лишь ему известному сценарию. И так конструировал, что его вседорожники покоряли любые бездорожья, а организаторы соревнований по офф-роуду после его побед в корне меняли основные положения регламента.

Алексей Гарагашьян не сразу согласился продать свое детище, но все же решился, запросив небывалую сумму около 60 тысяч долларов. Владимир Школьник, понимал, что нашел то что искал и согласился на сделку. А после первой поездки в экспедицию по бездорожью любые сомнения были развеяны: «Диф» вытягивал из болот всех, кто ранее смотрел на него свысока.

Предприниматель заключил сделку с создателем «Дифа» на выкуп концепции вездехода. Гарагашьян по праву считается создателем Sherp, несмотря на то, что сегодняшний снегоболотоход имеет лишь 20% сходства со своим прототипом.

Уникальность концептуального автомобиля состояла в его простоте. Гарагашьян никогда не выезжал на вездеходе, не взяв с собой сварочного аппарата: мастер просто вырезал в корпусе дыру, изымал сломанную запчасть и ставил новую, а потом заваривал. Владимир быстро понял, что далеко не уедет на ней без Гарагашьяна. Конструкция вездехода явно требовала усовершенствования.

Именно поэтому Владимир Школьник, как человек увлеченный инновациями, открыл в Киеве в 2012 году, в своем родном городе, конструкторское бюро. Несколько лет понадобилось для доведения прототипа до того состояния, в котором мы видим его сегодня.

Следующим этапом было открытие завода в Санкт-Петербурге в 2014 году и организация производственного процесса с нуля. Питер был выбран неслучайно: это и родина Гарагашьяна, и рынок сбыта вездехода. Россия полна труднопроходимых и дикий мест, а в Украине просто не существует такого количества болот, где вездеход мог бы себя проявить.

«Тогда было не так важно ГДЕ — важно, ЧТО мы производим. Мы не делили на национальности друг друга. А в Питер мне было долететь ближе, чем доехать на Троещину», — отмечает Школьник.

Быстрое завоевание узкого рынка после запуска производства не вызывало сомнений. Вездеход так и жил бы в тесном мире любителей болот. Но однажды промо-ролик заметили в TopGeаr. Бывалых драйверов потрясли способности Sherp. После публикации видеоролика на их портале снегоболотоход стал знаменит, а вместе с ним стали известными его создатели.

«Ролик растащили по социальным сетям с миллионными просмотрами. Нам ничего и не оставалось делать. Мы не вкладывали в рекламу, мы просто выпускали машину и хотели делать ее лучше, чтобы путешествовать, заниматься рыбалкой и продавать Sherp таким же увлеченным, как и мы».

Заказы на вездеход посыпались со всего мира. Пришлось серьезно расширять конструкторское бюро до 50 человек в штате, и дорабатывать вездеход в соответствии с нормами, ведь в США стандарты самые жесткие по EPA (экологическим нормам), и у инженеров это заняло больше года. Повышение спроса требовало и увеличения производственных мощностей.

«После всех политических переворотов, в которых мы никак не хотим быть замешанными, мы открыли еще один завод уже тут, в Киеве, арендовав помещение и с нуля запустив производство», — отметил Владимир.

Сегодня завод в Украине работает в основном на мировой экспорт, а российский — обеспечивает свой рынок. В киевском цеху проводят полную сборку всех частей вездехода, каждая запчасть создается специально под Sherp. Закупается только четырехцилиндровый двигатель 1.5 Kubota V1505-t мощностью 44,3 л.с. сопряженный с 5-ступенчатой МКПП. Есть и покупные детали, которые проще приобрести, чем собрать, например, подшипники и резина, которую делают по спецзаказу на белоцерковском заводе Rosava. В Европе заказывают самую прочную сталь, а также используют легкий немецкий аллюминий. Каждый вездеход проходит испытания тут же на Жуковом острове, где есть и болотистая местность, и озера, и пески, и камни, и река.

«У нас каждый день появляются новые идеи для разработок, доведения Sherp до совершенства. Он становится легче, комфортнее и надежнее. Работают у нас на заводе только энтузиасты и люди, которые горят своей профессией. Сейчас мы открываем для себя новые рынки, например, разрабатываем экспериментальную версию для ООН. Наш Sherp будет помогать медицинским службам в Сирии добираться в труднодоступные поселения», — говорит Владимир Школьник.

Sherp не создан для дорог общего пользования, не имеет зеркал заднего вида и едет с максимальной скоростью в 45 км/час. Зато, благодаря колесам 1,6 м в диаметре, он за 12 секунд заезжает на лафет, который можно заказать тут же на производстве. Sherp без остановки способен проехать пару недель со скоростью, которую позволяют условия, а двигатель может работать без остановки более 100 часов. У него колеса крепятся непосредственно к корпусу для надежности, а резину можно стравливать и подкачивать прямо из кабины. Sherp уникален и неподражаем.

Сам же Владимир с гордостью говорит о своей находке: «Сила Шерпа не в том, что он может ехать по песку лучше Toyota LC 200 – не может. Не в том, что он может двигаться по воде быстрее лодки – не может. Не в том, что он может по снегу катиться стабильнее, чем снегоход – не может. Его сила в том, что он может проехать абсолютно везде! В мире нет пока машины, которая способна на такое».

auto.tsn.ua

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here